Тревожные сигналы

Сильное февральское потепление привело к первым условно «весенним» облетам пчел. Однако иногда вместо радости от вида долгожданной суеты насекомых на прогретой солнцем прилетной доске пчеловод испытывает горечь разочарования и утраты. Тихая солнечная погода — удобное время для предварительного контроля за благополучием зимовки. Чтобы не беспокоить обитателей улья и не провоцировать вылет у тех семей, которые еще находятся в устойчивом состоянии зимнего покоя, в однокорпусных домиках эту процедуру удобнее всего делать без полного открытия зимнего гнезда. 

При классической схеме зимовки (холстик и верхняя утеплительная подушка, деревянные потолочки сейчас мало кто использует) проконтролировать состояние семьи достаточно просто. Нужно аккуратно, стараясь не шуметь, снять крышку улья и тихонько провести ладонью между холстиком и верхней подушкой. В том месте, где расположен зимний клуб, будет ощущаться тепло. Как правило, в это время тепловое пятно расположено где-то посередине. Если это пятно сильно смещено к боковым доскам или задней стенке, за такой семьей стоит присмотреть особо внимательно, ведь впереди еще два месяца малопредсказуемой балтийской погоды, и при сильном похолодании пчелы не смогут преодолеть опустошенные рамки, чтобы добраться до полных на другой стороне гнезда.
Иногда при таком осмотре под верхней подушкой ощущается сплошной ледяной холод. Увы, это означает гибель семьи, и таких случаев достаточно много в последнее время. Причем обстоятельства гибели пчел отличаются от привычных случаев, которые бывают от недостатка корма или его явно плохого качества. Коллеги-пчеловоды рассказывали о странностях такой неудачной зимовки: полные рамки меда (причем не закристаллизовавшегося, на вид вполне доброкачественного) и мертвые пчелы, лежащие на дне улья... Или еще загадочнее — почти полное отсутствие пчел в улье. При том, что при осеннем осмотре семья выглядела вполне благополучной и многочисленной.
Конечно, всему этому можно поискать вполне рациональное объяснение. Например, если в улье старая или дефектная матка, не сумевшая в конце лета нарастить достаточное количество молодых пчел, то старые, износившиеся за сезон медосбора, погибнут, и к зиме улей просто опустеет. При длинной и теплой осени старые пчелы будут вылетать или хотя бы вылезать (они инстинктивно стараются умирать вне улья...), и с началом зимовки в улье окажется буквально горстка уцелевших, которые зиму предсказуемо не переживут.
Другое дело, если масса погибших пчел осталась в улье. Здесь причины, скорее всего, в болезни, заражении клещом Варроа или отравлении. Клеща вполне можно обнаружить самому, исследовав дно такого улья, паразит хотя и мал, величиной с булавочную головку, но вполне заметен невооруженным глазом, если опад рассматривать на листе белой бумаги. Что же касается микробных инфекций или отравления кормом, то ответ может дать лишь лабораторное исследование.
К сожалению, индустриальные методы ведения сельского хозяйства, предусматривающие массовое применение химических средств защиты растений, для пчел часто губительны. Страны, где зафиксировано наибольшее сокращение пчел (США, Канада, Китай, Австралия, некоторые страны Европы), являются как раз наиболее промышленно развитыми. Причем сегодня речь идет даже не о прямом воздействии, а о скрытых долговременных последствиях. У насекомых ослабляется иммунитет, и они становятся легкой добычей клещей, микробов и вирусов. 
Впрочем, даже на научном уровне признано и такое явление, как «синдром разрушения пчелиных семей». Это не заболевание как таковое, а некий сбой в поведении, своеобразное «сумасшествие» насекомых, без видимых причин оставляющих улей и улетающих «в никуда». Причинами называют, опять же, применение пестицидов и гербицидов, общее промышленное загрязнение природы и даже повсеместное распространение мобильной связи, поскольку насекомые чувствительны к электромагнитному излучению.
Последствия сокращения численности  и, тем более, гибели пчел для того же сельского хозяйства катастрофические (а в США, например, в некоторых штатах за сезон погибает до 80% пчелосемей), потому что многие сельхозкультуры являются пчелоопыляемыми. Поэтому в последние годы предпринимаются усилия по ограничению применения пестицидов, поддерживаются биохозяйства и т. п. В Латвии в прошлом году было запрещено применять т.н. «неоникотиноиды» — группу веществ, ранее считавшихся не опасными для пчел. Экологи полагают, что ситуация должна улучшиться со следующего года, поскольку в этом году фермеры еще могут использовать старые запасы.

21 февраля 2019
Голосов еще нет

Добавить комментарий

11 + 2 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.