Резекненский поэтический вестник, выпуск №68

Имя этой поэтессы хорошо известно в нашем крае. Екатерина Калване. И вот 9 февраля в Центре русской культуры Резекне состоялась презентация ее книги «Полынь и мед». Замечательный язык, трогательный взгляд на окружающий мир, подкупающая искренность. Так, пожалуй, можно кратко охарактеризовать ее поэзию. Вот что Екатерина Калване пишет, обращаясь к  читателю: «Спасибо, если прочтете этот сборник, в котором я объединила все мои стихи». У каждого из нас, даже безотчетно, подсознательно, есть  жизненное кредо, девиз проживания отпущенных Господом дней. И вызывает уважение, когда человек ясно и понятно это артикулирует, как Екатерина Калване: 
«Мне на земле живых так в радость
Пред ликом Господа ходить!»
Александр Якимов

Расскажи мне…

Что ты знаешь о городе, 

Где родился и рос
Под зеленые песни
Тополей и берез,
Где в стремительном танце
Мчатся в небо стрижи?
Что ты знаешь о Резекне?
Вспомни и расскажи
О развалинах замка,
Что над речкой видны;
О расстрелянных людях
У базарной стены.
Расскажи мне про аудринский
Сердце жгущий костер,
Отчего в Анчупанах
Стонет лес до сих пор?
Под звездой обелиски
На века встали в ряд.
Что ты знаешь о судьбах
Этих павших солдат?

Расскажи мне об улице,
По которой идешь.
Как вы цените старость?
Что поет молодежь?
Много ль ярких и смелых
У детишек затей?
Что хорошего лично
Сделал ты для людей?

Расскажи мне о матери,
О дорогах отца,
Где шагала их молодость,
Чем живут их сердца…
Это всё ведь — наш Резекне,
Сын любимой страны,
И его биографию
Знать с тобой мы должны,
Быть достойными города,
Славить честным трудом,
Если мы — резекненцы,
Если дорог нам дом!

 

Родная речь

Родная речь среди чужой —
Как ветерок над грядкой мятной:
Коснется легкою волной,
Такой желанной и понятной!
И вспомню я родимый дом
В подкове тихого лесочка,
Где звездный ковшик над крыльцом
Сушить вывешивала ночка,
Где было Господом дано
Жить в доброте и пониманье;
Играло золотом окно
В час предвечернего сиянья.
Уж дома нет… В траве родник,
Над ним зеленый дождик плачет…
Я не хулю чужой язык,
Но на родном — как всё богаче!

 

Брату Г. Е.

Сжигала батюшку печаль:
И землю, что весь род кормила,
И лошадей, и инвентарь
Отдал стране, а та… сгубила.

Нам не забыть отцовских слез
Над павшей в стойле кобылицей;
Раздел его детей колхоз,
Прогнал с ухоженной землицы.

Давно родители в раю:
Их за мученья Бог приветил.
И боль твою, и боль мою
Развеял по годочкам ветер.

Теперь другие времена —
Иная песня, власть иная.
И не моя с тобой вина,
Что вновь грустит земля родная,
Что нам ее не возродить
(Не тот карман, не те силенки),
Что всё трудней по ней ходить:
Где рожь цвела — шумят сосенки.
Глядим с пригорочка мы вдаль —
Конца нет дикому приволью.
Жива отцовская печаль,
Слепит глаза горячей солью…

Спутница в новое

Улица Дарзу, по-русски Садовая…
Были здесь яблони, 
спелость вишневая,
Частные домики, сени с крылечками,
Ставенки, дворики,
 мышки за печками.
Фикусы в кадках,
 иконы с лампадами…
Прадеды наши со строгими 
взглядами —
И латыши, и поляки, и русские —
В гости друг к другу шли 
тропками узкими,
Янисы, Вацлавы, Марфы, Виктории…
Будет о нас ли хоть строчка 
в истории?
Будет, не будет… Но спутницей
 в новое
Стала навек нам родная Садовая.

Сирень

Кипят сады, все в белой пене.
Зеленый лес в тиши поет.
С охапкой розовой сирени
Девчонка по полю идет.
Так хороша и так беспечна, 
Как юность давняя моя!
Зачем ты, время, быстротечно?
Зачем скудею сердцем я?
Лишь по весне проймет до боли,
Всю душу что-то всколыхнет,
Когда в высоких песнях поле
И, где ни глянь, сирень цветет.

Масленица

Пахнет новою травою,
На пригорке солнцепек;
Полюбившейся тропою
Не пройти мне без сапог.

Это снег, прощаясь, плакал;
По морщиночкам земли
В каждый след, к щербинке всякой
Слезы жаркие текли.

На огне сухой соломы
Пусть горит моя печаль,
И блинами в каждом доме
Провожается февраль.
Скоро в рощах на закате
Расхлопочутся грачи —
От тепла, от благодати
Принесут Весне ключи.

После юбилея

Мой день прошел. Сгорели свечи.
Еще один десяток лет…
Вечерним солнышком расцвечен
С любовью выбранный букет.

Платок дареный плечи греет.
Он так наряден! Мне к лицу…
Года, годочки, юбилеи —
Все к моему спешат крыльцу.

Как на войну, победным маршем —
Не повернуть, увы, их вспять.
На десять лет опять я старше,
Но жизнь мне так и не понять,

Не угадать, где явь, где тайна,
В чем моего рожденья суть…
Я здесь зачем-то? Иль случайно?
И тот ли выбран мною путь?

Еще звучит приветствий эхо,
И для друзей мой дом открыт.
Мой день, моей дорожки веха…
Смеяться ль? Плакать ли навзрыд?

Женщине в час уныния

Я сильна. Я стройна. 
Я красива лицом.
Сладкой музыкой смех, 
золотым бубенцом.
Я иду средь людей, головы не клоня.
Пусть завидуют те, 
кто не любит меня!
Ах, как я обаятельна! Как я мила!
Мне об этом весь день 
говорят зеркала.
И наряд мне под стать,
И в делах нет помех…
Много женщин хороших,
Но я — лучше всех!
Кто полюбит меня, 
будет счастлив со мной,
Стану в горе и в радости
 верной женой.
Я умна. Я нежна. Как меня не любить!
А коль в чем-то грешна, только Богу судить. 

Мы с тобою уходим…

До свиданья, коллега! 
Всё закончено вроде.
Это факт, а не чей-то нелепый каприз.
Наше время пришло. 
Мы с тобою уходим
С высоты этажа по ступенечкам вниз.

Не впадем в ностальгию! 
К черту охи да ахи!
Мы сгорали не зря на нелегком посту.
Мы учили держать 
крылья только в размахе
И всегда и во всем постигать высоту.

Тани, Вани, Наташи, 
Анжелики и Васи…
Сколько их, получивших 
познания свет!
Сколько смелых сердец 
родилось в этом классе!
Сколько юных талантов 
и сколько побед!
 
Не скажи мне прощай — 
наши встречи желанны;
Стартом в новое времечко 
школьный порог —
Лишь оно объяснит, 
что нам поздно, что рано;
Лишь оно в нашу честь даст 
последний звонок.

Две одинокие души

Две одинокие души,
Господних два творения,
Хоть повесть горькую пиши,
Всё врозь, всё в отдалении…
Но вижу я: сквозь толщу лет —
Надеждою рассветною
Горит для них желанный свет,
Несет любовь заветную.
— Не урони! Не урони! —
Небесный ангел мечется…
Два Одиночества, они
Найдут друг друга, встретятся.
И будет счастье двух планет
И гимн в глазах оракула!
Пусть кто-то против, шепчет: «Нет!»,
Бывает лихо всякое…
Но просят ночи, просят дни
И звезды светлоокие:
— Господь, спаси, соедини
Души две одинокие!

 

Господи!

Прости меня, что беспокою
Во тьме ночной и в свете дня,
Что умоляю быть со мною
В мой горький час, прости меня.

Ты у меня один на свете,
Кому во всем признаюсь я.
Мы все — твои земные дети,
Ты — наш защитник и судья.

Всю душу я тебе открою,
Себя жалея и браня.
Я доброты твоей не стою…
И всё ж, Господь, прости меня.

Мой ангел

Иду ли я тропой лесною,
Ступлю ли на опасный лед,
Я верю, Ангел мой со мною,
Он от погибели спасет.

Зайдусь ли я в слезах горючих,
Пришлет ли жизнь печали шаль,
Разгонит мой Хранитель тучи,
Зажжет в окне звезды хрусталь.
Я помню дни, когда он не был;
Тот грех, тот стыд навек при мне.
За всё воздать грозилось небо,
И Ангел плакал в вышине.

В тиши молитвою высокой 
Души восполню закрома;
Ошибки станут мне уроком,
Прибавят чуточку ума.

А выйду к миру с добротою,
Взгляну на сущее светло —
И снова Ангел мой со мною,
Его я чувствую крыло.

22 февраля 2018
Average: 5 (1 vote)

Добавить комментарий

1 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.