«Нечего предложить» или «Не с кем говорить»?

Онлайн-журналом «Спектр» с помощью Центра исследования общественного мнения SKDS, при поддержке посольства Нидерландов и посольства Швеции в Латвии был организован опрос представителей русскоговорящего населения Латвии на предмет их отношения к т.н. «европейским ценностям». Результаты получились неоднозначные и по некоторым моментам неожиданные. Полный отчет можно посмотреть здесь: (https://drive.google.com/file/d/1gbAjEgV8oBn940BNPtn5B_hEJ4TSjjBP/view). Опрос довольно значительный по охвату (около трех тысяч респондентов на всей территории страны) и технически исполненный вполне корректно (даже основные «ценности» вроде НАТО или гей-браков честно перечислены в анкетах). Но к соцопросам с таким идеологическим наполнением и с такими организаторами и спонсорами жизненный опыт заставляет относиться с некоторой настороженностью.

Так вот, о «неожиданном» в ответах. Оказалось, что русскоговорящие (кто бы мог подумать…) придерживаются разных взглядов на ЕС, НАТО и даже однополые браки. Более того, называя кандидатуры политиков, которым они доверяют, опрошенные озвучили фамилии не только Ушакова и Жданок, но и… Кариньша, Левитса и даже Вике-Фрейберги. Маститые латышские социологи, анализируя такие результаты, объяснить это не смогли, невнятно высказавшись о каком-то новом явлении, для которого, дескать, «еще нет политического предложения». В смысле — нет партии, которая могла бы окучивать эту социальную группу.
На мой взгляд, ничего необычного здесь нет, социальный и этнический состав русскоговорящих латвийцев довольно пестрый, и этот факт не совсем полно был отображен в исследовании. Например, я не обнаружил там указаний на гражданскую принадлежность респондентов: граждане, неграждане, «потомственные» граждане или натурализованные. А ведь это важный момент. С одной стороны, потомственные граждане уж точно не воспринимают себя в качестве эмигрантов и вроде бы склонны по этой причине более решительно выдвигать требования о равноправии, с другой — они более привержены латвийским традициям и подчас не имеют таких связей с Россией, как люди, переехавшие из нее в Латвию в 70—80-х годах прошлого века. Тем более специфична группа русскоговорящих, переехавших в Латвию в качестве «беженцев от Путина», а ведь, наверное, и среди них уже есть люди со статусом «постоянные жители». Не менее интересна была бы этническая принадлежность опрошенных, которая может не совпадать ни с языком семьи, ни с имеющимся в опросе разделом «С какой страной или объединением стран вы себя связываете?». Вот тут легко догадаться, как русскоговорящий латвийский этнический украинец, «связывающий себя с ЕС», относится не только к событиям на Донбассе, но и к Кариньшу и НАТО…
Наконец, в анализе самых вроде бы анонимно-демократичных опросов надо бы делать скидку на искренность отвечающих. Особенно если атмосфера в стране не всегда располагает к искренности и демократии… Опросы проводились с помощью личных интервью и анкет в Интернете («анонимных», ага…). Вот представьте себе — подходит к русскоговорящему «бюджетнику» (полицейскому, пограничнику, учителю и т. д.) интервьюер SKDS и просит ответить на довольно идеологически острые для Латвии вопросы. Думается, не у многих будет желание говорить то, что они думают, понимая, что это может сильно не понравиться их начальству.
При этом, конечно, нет смысла отрицать наличие группы людей, склонных занимать позицию «власть всегда права». Поэтому в анкету после вопроса о политиках, которым доверяют, стоило бы включить вопрос «А почему?». Ну правда, было бы интересно послушать ответ русскоговорящего, которому нравится Левитс или Вике-Фрейберга… Кстати, довольно характерно, что больше половины опрошенных на вопрос о персоналиях не ответили или сказали, что не доверяют вообще никому.
Вот и во время дебатов в Сейме в ходе обсуждения Закона об общественных СМИ депутат Бейтнере-Ле Галла (Новая Консервативная партия) заявила, что «в Латвии нет ни одной интеллектуальной личности, говорящей на русском языке, способной оживить разговоры, глубокие дебаты о том, к чему на самом деле себя относят эти люди, чей домашний и родной язык является русским».
Я не вхожу в число русскоязычных профессоров и признанных рижской творческой тусовкой интеллектуалов, но готов сформулировать основные тезисы тех говорящих по-русски латвийцев, которые не разделяют ни такие европейские «ценности», как однополые браки, ни циничное лицемерие европейских «демократов» в отношении латвийской дискриминации всего, что связано с русским языком. Русские Латвии — это не община мигрантов, вроде французских арабов или германских турок. Мы вполне коренные жители данной территории, и если нужны параллели с другими европейскими странами, то можно назвать франкофонов Бельгии или шведов Финляндии. И мы изменим свое отношение к европейской демократии после того, как наши права станут такими же, как у меньшинств в названных странах. Это, кстати, вполне соответствует положению русских в довоенной (демократической до улманисовского переворота) Латвии и ничуть не больше языковых прав латышей в советское время. 
Что же касается заявления г-жи Бейтнере-Ле Галлы, то я сильно сомневаюсь, что у нее самой достаточно интеллектуальных ресурсов для разговора на эту тему.

26 ноября 2020
Голосов еще нет

Добавить комментарий

2 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.