Чудо-доктор из Лудзы

И подлечат, и спасут,
И дадут советы.
Вам здесь рады,
Вас здесь ждут
Сестры Лиоветы!..

С ветеринарным доктором Еленой Ёлкиной я познакомился год назад — 2 июля 2019 года. Тогда, год назад, я почувствовал, что у моей собаки, баварской гончей Дианары, будут очень сложные роды. И, что весьма вероятно, не обойдется без кесарева сечения.

Мне, человеку, прошедшему серьезную школу советских погранвойск КГБ, уголовного розыска и спецподразделений МВД СССР, весьма сложно было пережить события годичной давности, несмотря на психологическую и спецподготовку. Представляю, что испытал бы простой обыватель, владелец собаки. Поэтому, раскрывая некоторые проблемы, связанные с содержанием животных, хочется хотя бы вкратце рассказать о тех событиях и какую роль в них сыграла доктор Лена. Да и случай этот в некотором роде характерный для нашей действительности.
Дианара по срокам перехаживала двое суток. Отец щенков был очень крупным.
Мне за пятьдесят лет кинологической практики не раз доводилось принимать роды у собак и помогать им при родах. Но в данной ситуации мое сердце кричало: «Нужен доктор!»
Никого из резекненских врачей мне привлечь не удалось. Суббота! У Дианары начались роды.  Я не мог представить, что что-то плохое может случиться с собакой. Сердце разрывалось!
Мой знакомый подсказал мне, что в Лудзе есть чудо-доктор, зовут ее Елена. Через Интернет я вышел на хозяйку ветеринарной клиники «Лиовета» (Lioveta) Ольгу Малявкину, и та дала мне телефон доктора Лены.
Я очень люблю животных и переживаю за них, потому был в крайнем отчаянии. Понимал, что если собаке не оказать помощь, она погибнет!
Доктор Лена гостила в Даугавпилсе. Она меня выслушала, успокоила, поняла сложность ситуации и поехала в клинику в Лудзу, пригласив нас туда. Сами роды — это целый рассказ, детектив и повесть, вместе взятые. Не буду здесь вдаваться в подробности.
В Лудзе в клинике современная операционная с ультрасовременным УЗИ и компьютером.
Мне в жизни довелось узнать много ветврачей. Но я сразу понял: Лена — доктор от Бога и Богом поцелованная.
Роды прошли успешно, но длились сутки. У Лены была своя схема естественной стимуляции родов. Всех щенков удалось вытянуть. Четверо оказались живыми и здоровыми. Пятого спасти не удалось. Все щенки оказались очень крупными.
После окончания родов Лена призналась, что, несмотря на свою долгую практику, таких сложных родов у собаки у нее еще не было!
Отмечу, что днем, с 9 утра и до вечера, к доктору Лене постоянно шли клиенты со своими питомцами. Немало их было и из Резекненского края и Резекне. Ей некогда было даже выпить чашку кофе.

Работа в приюте животных
Сейчас нагрузка у доктора Лены прибавилась. Кроме работы в Лудзе (там она трудится уже два года), с октября 2019 года она работает и в Резекненском приюте животных. Приезжает она сюда по средам и пятницам.
Я договорился с Леной о встрече в приюте. Ровно год мы с ней не виделись.
Вот что она мне поведала:
— Меня в приют звали работать давно, когда я еще работала в Резекне. Вот в октябре прошлого года согласилась (улыбается!). Работать мне здесь нравится. Сейчас в приюте, кроме ветврача и руководителя, трудятся пять работников. Они люди ответственные, любят животных, даже чересчур (смеется!). Приходится их иногда ругать, чтобы животных не перекармливали и меньше баловали. Ведь всё хорошо в меру.
— С чего ты начала свою работу в приюте?
— С наведения порядка в документации. Как сказал один автомобилист: «Проще оформить продажу автомобиля, чем передачу собаки или кошки». Сейчас все личные дела в порядке, и все необходимые сведения занесены в компьютер. Можно отыскать всё, что нужно, и планировать работу.
При мне грузили собак в машину и выгружали из нее пустые клетки. Лена сказала мне, что это активисты Рижского общества защиты животных «Nepērc. Adoptē!» («Не покупай. Адаптируй!»). Они забрали в Ригу 5 собак.
— Активисты этого общества очень помогают нам, — продолжила рассказ Лена.—  Они находят владельцев для кошек и собак из нашего приюта не только в Риге, в Латвии, но и за ее пределами. Они привозят в приют корм для кошек и собак, клетки, игрушки и игровые комплексы для кошек и многое другое.
— Сколько сейчас животных в приюте?
— 13 собак и 30 кошек.
Я обратил внимание на два новых вагончика: один санитарный, другой для персонала.
— Животных в приют привозят грязных, больных, — увлеченно рассказывает Лена, — зараженных глистами. Мы их отмываем, прогоняем глистов. Больных лечим. Делаем прививки, стерилизуем, ставим чипы. Если животному необходима операция, то я его отвожу в клинику в Лудзу и там оперирую.
В приюте находился его руководитель Артис Шкинч. Я его спросил про доктора Лену.
— Я рад и доволен тем, как работает Лена. С ней нет никаких проблем. Очень хороший доктор!
Артис сказал, что в ближайшее время в помещении, где находятся собаки, будет обустроен изолятор для больных животных.
— Лена, твои пожелания владельцам животных.
— Хочу пожелать владельцам животных, чтобы их питомцы были здоровыми, не болели. А лучшее, что можно придумать, — это профилактика болезней. Надо вовремя делать прививки, правильно животных содержать и кормить, в соответствии с их видом и породой. Для этого надо консультироваться у ветврача.
Хочу отметить, что бездомных кошек и собак стало меньше. Люди стали кошек и собак чипировать. И если животное потеряется, то по чипу можно отыскать хозяина и сообщить ему о том, что животное найдено. 
Клятва доброго доктора Айболита
— Лена, расскажи немного о себе, о своих родных. Некоторые люди думают, что ты русская. Почему ты выбрала профессию ветврача?
— Я родилась в Даугавпилсе. Позднее мы переехали жить в Айзкраукльский район. Мой папа из Литвы, литовец. Мама латышка из Бауски. Родители познакомились в Даугавпилсе. Мама не говорила по-литовски, а папа очень плохо говорил на латышском. Они общались на русском. К тому же Даугавпилс — более русский город. Вот отсюда я и русская (смеется!).
Папа работал шофером, а мама бригадиром на молочной ферме. Летом мы с сестрой целыми днями пропадали там, в основном возились с телятами.
Помню, в детстве приводила домой всяких животных — больных и брошенных. Кормила их и за ними ухаживала. Вот, наверное, тогда я и поверила в себя.
Моя семья — это муж Володя, водитель большегрузных автомобилей, сын Томас с невесткой Надей и внучкой Валерией и сын Кирилл. Он школьник. Говорит, что тоже будет ветеринаром.
9 классов я окончила в школе в городе Виесите. Затем окончила Бебренский ветеринарный техникум по профессии ветфельдшер. После него ветеринарную академию в Санкт-Петербурге, а затем магистратуру Даугавпилсского университета. Профессию ветврача я не выбирала, она всегда была рядом. Ведь я же из деревни (смеется!).
Меня всегда интересовало и интересует что-то интересное, новое. Во время учебы в техникуме я уже на 1 курсе пошла работать в клинику. Моя первая операция была не совсем обычная. Мне нужно было подготовить операционное поле у коровы. Ее подстрелили охотники, и пуля застряла в нижней челюсти. Нужно было челюсть побрить. Как думаешь, чем всё закончилось? Обмороком. У меня, не у коровы! Вот такое начало (смеется!).
Я давно обратил внимание, что тонкое чувство юмора — это свойство сильного ума.
— Я единственная из однокурсников техникума, как начала работу ветеринара в 20 лет, так до сих пор в этой профессии.
— Медики дают клятву Гиппократа. А как клянутся на верность этой высокой профессии ветеринары?
— Вот моя клятва Гиппократа, я ее первый раз прочитала в 15 лет, вот так и сидит она у меня в голове:

Ветеринар — ланцета пролетарий,
Гонитель незначительных смертей,
Последний друг четвероногих тварей
В век не четвероногих скоростей.
И слава не гостит в его дому,
Но звери, беззащитные, как дети,
Доверчиво вверяются ему. 
Для них он добротой своей могучей
Превыше всех хозяев вознесен:
Те их ласкают, учат или мучают —
Но лечит и спасает только он!
Он знает: всё подчинено природе,
И в запланированный ею срок
Болезнь и старость, 
не спросившись, входят
В собачью будку и в людской чертог.
Пусть мы мудры, удачливы, двуноги,
Истории земной поводыри, 
Для младших братьев всё же мы не боги,
А просто самозваные цари.

А еще на меня повлияли книги Джеймса Хэрриота. Вот поэтому мне трудно отказать человеку в помощи в выходной день или ночью. И я не расстраиваюсь, если у человека нет денег оплатить лечение.
В ситуациях, когда животному необходима сложная операция, нам помогают коллеги из Даугавпилса. Я отправляю животное в клинику Petvet к доктору Степану Демиденко. У них в клинике есть рентген, ингаляционный наркоз, аппарат искусственного дыхания.
Я не стесняюсь советоваться с коллегами не только из Латвии, но и из других государств, благо наш век технологий это позволяет. И ко мне часто обращаются за советом хозяева своих питомцев. Вот вчера звонили канадские латыши.
Лена человек очень увлеченный, и вся ее жизнь полна яркими событиями. Ей есть что рассказать. Но ее ждала работа. Я поблагодарил ее за интересный рассказ.
Вместо эпилога
Мне доводилось бывать в приюте в конце зимы 2017 года. Меня привозили туда волонтеры из Даугавпилса. Они хотели, чтобы я про них написал. Но я тогда был в шоке от увиденного. Зимой собаки лежали в грязных лужах на бетонном полу. И собак было много, не меньше тридцати. На выгульную площадку для собак невозможно было выйти, она была вся в экскрементах! Я тогда упрекнул волонтеров в том, что во дворе лежат деревянные поддоны, и неужели трудно их постелить собакам? Если трудно сделать каждой собаке настил перед будкой.
У доктора Лены собак было немного. У каждой будки настил. Собачки здоровые, чистые, ухоженные. Обласканные. Идеальный порядок и чистота у кошек. Чисто и на выгульной площадке. Так и должно быть у доброго доктора Айболита.

09 июля 2020
Average: 5 (1 vote)

Добавить комментарий

10 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.